Category: армия

Страх Гражданской Обороны

Хорошо сформулировано то, что давно крутится в голове. Либерализация оружейного законодательства в области разрешения короткоствола потянет за собой целый пласт изменений как в законах, так и в головах людей. Не только простых обывателей, но и чиновников всех мастей заставит задуматься, Оху_вать дальше или притормозить, а то мало ли чего..... Читать всем.

Оригинал взят у ivanov_7474 в Страх Гражданской Обороны
Страх Гражданской Обороны.
Олег Дивов.

Побудить наше общество к ругани из-за гражданского оружия проще простого: достаточно заявить публично, что русским нельзя давать в руки пистолеты. Или можно.

Патриотичный вариант: «можно, но нельзя – потому что мы русские».

В этот раз скандал вызвали два неудачно совпавших события: расстрел в далекой Атланте и предложение заместителя председателя Совета Федерации РФ депутата Торшина «разрешить короткоствол». Все аргументы «за» и «против» давно разложены по полочкам, взвешены и обмерены, повторять их при серьезных людях как-то даже неприлично. На одной чаше весов – разумные доводы, на другой – страх. Страх всегда перевесит. Значит, вопрос закрыт. Есть шанс, что перевесят страх деньги, но об этом, с вашего позволения, несколько позже.

Сама проблема «давать ли русским пистолет» давно уже приняла характер отчетливо религиозный. Противники короткоствола уверены, что «пушки» будут продаваться в каждом пивном ларьке, и тут же, у ларька, счастливый покупатель устроит холокост по интересам. Сторонники вооруженной самообороны, знакомые с ней только по компьютерным играм, несут в ответ вдохновенную чушь.

Во всем этом потоке словоблудия есть один принципиально интересный момент. Любая попытка рассмотреть проблему в «гуманитарном» ключе мгновенно блокируется ответной истерикой. Попробуйте заговорить о том, что такое менталитет вооруженной нации, какие последствия влечет сколько-нибудь массовое вооружение, насколько вся нация меняется в целом благодаря этому – вас растопчут.

Для полноты эффекта намекните, будто право на пистолет и право его применить для защиты своей жизни – лучший способ наконец-то сделать из русских действительно нацию.

Взрывная ответная реакция сумеет расшевелить даже самого закоренелого флегматика.

Такое впечатление, что в обществе живут страхи, практически неисследованные и куда более сильные, чем хоплофобия. И «гражданский короткоствол» – просто один из триггеров, по которым эти страхи выплескиваются вовне.

Лишний повод задуматься: так ли назрела необходимость вооружать свою страну? Не кроется ли за страхами нечто большее? Допустим, скучный обывательский здравый смысл?

В конце концов, полицейские технологии совершенствуются год от года. Колорадского Джокера арестовали через шесть минут после открытия огня. Даже за нашим майором Евсюковым приехали почти вовремя – когда он расставил заложников у стенки... По числу камер слежения Москва рано или поздно догонит Лондон. И чем шире накрывает Россию интернет, тем больше возможностей для антикриминального датамайнинга, а значит, львиную долю евсюковых можно будет купировать, так сказать, в зародыше.

Уже сейчас, и уже здесь, в постсоветских странах, которые принято считать «отсталыми», практически каждый злодей, как он ни шифруется, оставляет следы, по которым его вполне реально вычислить и нейтрализовать. Вспомним хотя бы историю взрыва в минском метро: дни подрывников на свободе были сочтены. Они просто сыграли на опережение.

Как вписывается в эту картину вооруженный гражданин? Не лишний ли? Зачем он нужен со своим пистолетом, когда против преступников работает огромная машина, которая не так уж плоха даже сегодня, а в недалеком будущем достанет каждого?

Увы, нужен. Или, к счастью, нужен – это уж как посмотреть.

Новый всемирный тренд, о котором недавно писал Кирилл Бенедиктов – «террорист-одиночка». У него нет криминальной истории, он не оставляет сколько-нибудь отчетливых сигналов тревоги в соцсетях, а по жизни выглядит хоть тихоней-придурком, хоть шумным психом, но только не тем психом, который запланировал на завтра массовую бойню. В отличие от белорусских подрывников, он не развлекается маленькими бомбочками прежде, чем рвануть большую. Он сразу идет ва-банк.

Поэтому он очень трудно отслеживается до момента совершения преступления.

Потом его, конечно, схватят, может, даже через шесть минут. Но нам, покойникам, это будет уже неинтересно. Однако, нам все-таки заранее обидно, что государство и его институты, а также отдельные частные лица и общественное мнение в целом, создавшие условия для успеха террориста, откажутся разделить с ним ответственность за нашу гибель.

Да они просто не поймут, в чем тут их вина.

Это естественно: они никогда не готовы к вызовам нового времени.

А мы – готовы?

Битком набитый кинотеатр – не лучшее место для выяснения отношений на пистолетах. Мало ли, кому что в голову взбредет, подумали добрые люди, и объявили кинотеатр «guns-free». Сначала все было хорошо, потом пришел Колорадский Джокер, спокойно встал перед экраном и открыл огонь.

Сейчас уже известно, что в зале сидело несколько человек, стрелковая подготовка которых позволяла свалить такую удобную мишень за пару секунд, несмотря на общую суматоху и недостаточную видимость. И случайные ранения от «дружественного огня» стоили бы куда дешевле поминальных свеч.

Брейвик тоже был удобной мишенью.

Он не залег в кустах, не полез на крышу, вообще никак не пытался усложнить задачу потенциальному противнику. И это роднит его с Джокером куда серьезнее, чем остальные признаки сходства, вместе взятые.

Еще раз: они были удобными мишенями. Но оба точно знали, что никто не выстрелит в ответ. Общество сделало все возможное, чтобы Брейвику и Джокеру было где развернуться.

Да, конечно, то же самое общество продало им оружие – а могло бы не продавать. Только, если кинотеатр грамотно поджечь, оттуда вообще никто не выйдет. Кстати, статистика по «маньячным» поджогам, взрывам и газовым атакам страшнее, чем цифры по массовым расстрелам. Но каждый новый расстрел – хороший повод для шумной дискуссии на тему «их нравы» и «русским нельзя давать пистолеты».

А поджог – не повод. Если бы «Хромую лошадь» спалили нарочно – о чем был бы спор? О снятии моратория на смертную казнь?..

Теперь представим, что в клуб зашел местный евсюков.

По большому счету, внутренняя разница между двумя любыми «стрелками-одиночками» только в мотивах. Но кому какое дело до мотивов, когда тебя убивают. Стрелок на крыше – это плохо. А стрелок в нескольких метрах по прямой, со стволом, повернутым от тебя – хорошо. Это шанс спасти тех, кто пока уцелел. Потому что до приезда полиции – целых шесть минут, шесть страшных минут. Но, к счастью, твоя страна дала тебе право надеяться на себя, и еще на того парня с пистолетом…

Увы, рассмотреть ситуацию под таким углом мешают те самые страхи.

За ними действительно кроется нечто большее, чем хоплофобия. Эти страхи намного глубже и серьезнее, и они пронизывают все общество. От них свободна разве что властная верхушка, которая живет сама по себе в Кремле из слоновой кости, плохо представляет, чем народ дышит, и выходя изредка купить квас и жвачку, забывает снять розовые очки.

Страх перед личной ответственностью за судьбу страны. Боязнь себя в целом, глубокая неуверенность в себе. Боязнь серьезных перемен, наконец.

Все нормально – это мы платим, образно говоря, за грехи отцов.

Справедливости ради, не будь страхи столь откровенно животными, их стоило бы признать небеспочвенными. Тут есть, чего испугаться. Введение гражданского короткоствола в достаточно широкий оборот (а не как сейчас, когда на руках всего-то шесть миллионов легальных стволов, причем длинных и гладких) повлечет за собой необратимые изменения в жизни страны. Дело пойдет медленно и криво – как все на Руси, – но именно что необратимо. Одно решение неминуемо потянет за собой другое, и так далее. Каждое из решений модифицирует поведение людей, вовлеченных в процесс. Уже сама «культура владения» формирует особый менталитет: человек на глазах становится увереннее и хладнокровнее. А дальше – больше.

Оружие – это ответственность, это обременение, а потом уже все остальное. Чтобы наполнить ответственность смыслом, волей-неволей придется создать российский вариант castle doctrine. Осознав свой дом как крепость, защищенную не эфемерным законодательством, а увесистым стволом, человек получает то, с чем у нас традиционно было плохо – территорию. Но территория – не только ощущение покоя и силы, это также и ответственность. Вступив в стрелковую ассоциацию, человек узнает, что таких территорий много. Отсюда уже один шаг до осознания территории в границах страны, до понимания, что страна – действительно твоя, и ты за все тут в ответе.

Дальше – один шаг до Второй Поправки.

И похоже, это именно то, чего неосознанно боятся все. Включая тех, кто спит и видит себя с пистолетом за пазухой, хотя гладкоствол уже стоит в шкафу.

Ничего удивительного. Нам так давно и так жестко запретили даже думать об этом, что мы и должны побаиваться. Дело-то нешуточное.

Рано или поздно нация, осознавшая себя нацией, заявит о своих правах на страну. Она захочет выбирать векторы развития родины, а не одного президента из двух. Она начнет сама задавать долговременные тренды.

И она захочет свою Вторую Поправку.

Вторая Поправка к Конституции США была введена отнюдь не для того, чтобы позволить американцам законно отстреливаться от грабителей. Тогда и проблемы такой не было: напали – застрелил. Поправка решала три задачи никак не связанные с личной самообороной: отражение внешней угрозы, пресечение внутренних беспорядков, невозможность узурпации власти. Речь в Поправке шла о народной милиции. Собственно, ради существования которой и подтверждалось право американцев владеть оружием.

Поправка не уникальна, у нее много аналогов в современном мире, и некоторые европейские страны живут по таким законам, которые вполне способны смутить даже американцев. Следующая в мире по плотности вооружения после США страна – Швейцария. Населена она, если кто забыл, хайлендерами, людьми со своеобычным менталитетом, потомками воинов-наемников, известными любовью к пальбе и, между прочим, нелюбовью к «понаехали тут».

Отслужив в армии, швейцарец забирает с собой автомат. И потом регулярно с ним упражняется всю жизнь, расстреливая каждый год кучу патронов. В Швейцарии к той самой «народной милиции» де-факто относится каждый взрослый дееспособный мужчина.

По теории вероятности, в Швейцарии должны быть свои брейвики, но пока они себя никак не проявили, а если проявят, им придется стать очень неудобными мишенями. Чтобы продержаться хотя бы несколько минут.

Посмотрим на юг. Трудно быть брейвиком в Израиле. Вроде бы народ и сам по себе эмоциональный, вспыльчивый, нервный, страна воюет, поводов психопатизироваться сколько угодно – а с брейвиками плохо. Оружия на улицах – явно больше, чем евреям хотелось бы, но что поделаешь, и влюбленные парочки научились обниматься, не расставаясь с М-16. Народная милиция – фактически все взрослое население.

Конечно, и Швейцария, и Израиль с их штурмовыми винтовками это все-таки экстрим. А ссылаться, допустим, на позитивный опыт Молдавии и Эстонии, неплохо насыщенных пистолетами и револьверами, – не вполне корректно. Да, было бы очень весело уговорить российских противников гражданского оружия публично заявить, что русские хуже молдаван, и уж точно хуже эстонцев, и, к сожалению, хуже русских эстонцев…

Но тут шутить не хочется. Ведь вооружение отдельных постсоветских стран шло по пути, немыслимому для нас: есть мнение, что там личный пистолет – всего лишь одна из нормальных гражданских свобод. Типа свободы слова и собраний. А россиянам приходится доказывать свое право на оружие властям, которые вообще на эту тему, пардон, не заморачиваются.

Либералы говорят, власти боятся вооруженной нации. Большая ошибка. Они ничего не боятся. Они знают об оружии ровно столько, сколько простой обыватель, и если их спросить – ответят точно так же. Им никогда не придет в голову подумать ни о вызовах завтрашнего дня, ни о том, что один из этих вызовов - как отстреливать российских брейвиков в период обострения, - ни о том, что вооруженная нация - это сплоченная и ответственная нация.

Ну и пусть не думают. Так даже лучше. Пусть считают деньги.

Наше оружейное лобби много лет обещало продавить через Госдуму закон о «гражданском короткостволе» - и не происходило ничего. Не было ни законопроекта, ни сколько-то заметного шевеления. Что же такое значимое случилось в июле 2012 года – помимо расстрела в Атланте?

А ведь случилось.

Мало кто связал инициативу Торшина с сообщением о том, что ГК «Промтехнологии» запускает в России сборку трех моделей Glock четвертого поколения. Это не «лучший в мире пистолет», как уверяют пиарщики, но по соотношению цена/качество – великолепный ствол. И вдруг начинается движение. И уже МВД намекает, что оно против, и Общественная палата пугает Колорадским Джокером, и интернеты бурлят народным гневом.

Glock GMBH – огромная корпорация из тех, что меряют время десятилетиями, и если она сегодня воткнула куда-то кончик пальца, рано или поздно влезет всей пятерней. Ориентировочно рынок короткоствола в России – десять миллионов потребителей только на старте, и цена оружия (высокая по умолчанию) тут не играет роли. У нас, для справки, средний ценник на новый автомобиль зашкалил за 800 тысяч. И кто считает, что ему действительно нужен пистолет – готов на многое.

Рынок потянет за собой инфраструктуру: массовая потребность в боеприпасах и расходниках, тиры, стрелковые клубы, рабочие места для отставных военных и полицейских, система лицензирования, пулегильзотеки… Тоже деньги, опять деньги, много денег. И кормушка для тех, кто заинтересован. Много кормушек.

И тут вступает в действие малоизвестный закон: вернее всех побеждает не тот, кто шумно борется и громко отстаивает права, а тот, кто просто живет по своим понятиям и формирует мир вокруг себя сообразно этим понятиям.

И почему-то кажется, что за все уже заплачено. Иначе не было бы движухи. А значит, бабло в конечном счете победит.

А значит, можно не думать о феномене вооруженной нации применительно к России – мы просто эту нацию получим на блюдечке. Не через десять лет, так через двадцать она тут будет.

И наконец-то она избавится от страха перед собой.

Дальше эта нация начнет потихоньку формировать Россию, как было рассказано выше – и однажды ей захочется того, чего она сейчас боится, потому что не вполне готова: ответственности. Готовности отвечать за страну в целом, решать ее судьбу.

Нация захочет Вторую Поправку. Не обязательно формальную, облеченную в закон, достаточно будет и молчаливого признания властью, что дело сделано. Просто креативная (извините за выражение) часть нации наберет такой удельный вес и моральный авторитет, что пропустить ее мнение мимо ушей будет невозможно. Потому что в стране к тому моменту явочным порядком сложится та самая народная милиция, равно готовая как отразить угрозу извне, так и спросить узурпатора, не много ли он на себя берет.

Слово «милиция» у нас опошлено донельзя, пусть она сто раз народная, зато само просится на язык словосочетание «Гражданская Оборона». Национальная стрелковая ассоциация может стать мощной и самостоятельной политической силой – скорее всего, умеренно консервативной, – аналогов которой на Руси не было со времен новгородского вече. Легко догадаться, что в один прекрасный день Гражданская Оборона, в соответствии с национальной традицией, кого-нибудь выгонит взашей со своей земли, а то и швырнет с моста в реку.

Разумеется, самым культурным и цивилизованным образом.

Зато уверенно и необратимо.

Интересно было бы дожить до того дня.

Автор статьи вырос с двумя гладкостволками и двумя патронташами под кроватью – потому что с оружием в СССР было куда лучше, чем с положенными для его хранения железными ящиками. Когда впервые стрелял из двенадцатого калибра, просто не помнит. Опыт стрельбы из нарезного – АКМ, АКС-74, ПМ. Сейчас огнестрела в доме не держит.

"ПРЕСТУПЛЕНИЕ ВЕКА" Как были проданы "Минск" и "Новороссийск" - 16 Июл

Оригинал взят у dima_n3ro в "ПРЕСТУПЛЕНИЕ ВЕКА" Как были проданы "Минск" и "Новороссийск" - 16 Июля 2011 - Большие Противолодочн
Оригинал тут:
http://kresta-ii.ucoz.ru/news/quot_prestuplenie_veka_quot_kak_byli_prodany_quot_minsk_quot_i_quot_novorossijsk_quot/2011-07-16-2683


Корабли проекта 1143 «Кречет» называли визитной карточкой страны. Построено их было четыре, и носили они названия городов – «Киев», «Минск», «Новороссийск» и «Баку». Это были уникальные, невиданные ранее суда для ВМФ СССР – тяжелые авианесущие крейсера, своеобразная попытка в очередной раз «догнать» Америку, интересы которой на всех морях-океанах давно уже представляют мощные авианосные ударные группировки – АУГ.

«Тяжелый авианосный крейсер «Минск» создан советским народом для обеспечения безопасности и защиты государственных интересов Союза Советских Социалистических Республик (Ленинград-Николаев)» – такая надпись была выгравирована на закладной доске одного из авианосцев, построенных для Военно-морского флота СССР. Постройка каждого авианосца стоила державе, по данным иностранной печати, около 4 миллиардов долларов.
На ТОФ этих удивительных кораблей насчитывалось два. «Минск», включенный в состав флота в ноябре 1978 года, и «Новороссийск», появившийся здесь пятью годами позже. Каждый из этих огромных красавцев-кораблей нес на борту две эскадрильи (вертолетов Ка-25 и самолетов Як-38) и порядка 1300 человек экипажа.
Опуская подробности боевой службы этих кораблей, вспомним о том, что с ними произошло в первой половине 90-х годов, когда после распада СССР началось планомерное уничтожение двух единственных верных союзников государства – Армии и Флота. Почти в одно и то же время оба принадлежавших ТОФ авианесущих крейсера были выведены из боевого состава. Дальнейшая их судьба также во многом схожа: боевые корабли, стоимостью в несколько миллиардов долларов каждый, ушли за рубеж за бесценок.
Впервые вопрос о продаже двух тяжелых авианесущих крейсеров (ТАКР) «Минск» и «Новороссийск» встал в 1992 году. Тогда, в ходе официального визита в Пекин президента России Бориса Ельцина, китайская сторона предложила продать им корабли. Борис Николаевич посоветовал китайцам подготовить официальный запрос, что китайцы и не преминули сделать. Но информация о готовящейся сделке века, способной повлиять на стратегический паритет сил в Азиатско-Тихоокеанском регионе, попала в прессу. Дело получило международный резонанс, и российскому правительству пришлось отказаться от далеко идущих планов.

Бывшая гордость советского авианосного флота теперь служит китайскому народу.
Вторично вопрос о возможной продаже «Минска» и «Новороссийска» был поднят в апреле 1993 года. Тогда с предложением выкупить у России списанные авианосцы обратилась американская компания World Business Network Inc. По какой-то причине и эта сделка сорвалась.
Не исключено, что сыграла в этом определенную роль и жесткая, непримиримая позиция тогдашнего командующего ТОФ адмирала Хватова, который буквально «костьми лег», чтобы не допустить продажи советских авианосцев. Не исключено, что именно упорное нежелание Хватова способствовать «сделке века» и стало, в действительности, причиной его позорной отставки. Не за гибель трех матросов на острове Русском наказали адмирала – нашли повод убрать, потому что мешал продавать за бесценок дорогостоящую государственную собственность, ключевые звенья обороны Державы.
Дело сдвинулось с мертвой точки после того, как в апреле 1994 года при посредничестве АО «Компас» между Центральным управлением материальных ресурсов и внешнеэкономических связей (ЦУМР и ВЭС) Министерства обороны РФ и южнокорейской компанией Young Distribution Corp. начались переговоры о продаже авианосцев. И закончились «успешно» – уж больно высокопоставленные «многозвездные» чины в этот раз курировали процесс продажи гордости Отечества.
ТОФ, на балансе которого числились авианосцы, никакого отношения к «сделке века» не имел. Продажей по личному распоряжению Павла Грачева занималось совместное предприятие «Компас-1», учредителями которого стали с российской стороны фирма «Компас», а с южнокорейской – «Янг дистрибьюшн». Фирму «Компас», в свою очередь, учредили бывший начальник тыла ТОФ Махонин, бывший начальник Генштаба СССР Моисеев и бывший командующий ВМФ СССР Чернавин. Также посредниками в сделке выступили бывший начальник тыла ВМФ СССР адмирал Сидоров и бывший начальник главного управления эксплуатации и ремонта ВМФ адмирал Алпатов.
6 октября 1994 года между ЦУМР и ВЭС и южнокорейской компанией были заключены контракты 148/8/11014051 и 148/8/11014049. «Минск» продали за 4 миллиона 583 тысячи долларов США, «Новороссийск» же оценили в 4 миллиона 314 тысяч долларов. Фактически – по цене черного лома (!!!).
Но то была не продажа – самая настоящая афера. С большой буквы – Афера. Как явствует из аналитической справки, подготовленной Владимиром Дёгтевым, последним оперативным работником контрразведки ТОФ, курировавшим «Минск», это была невиданная доселе попытка контрабанды. В общей сложности на кораблях не были демонтированы и оставались на штатных местах в пригодном для эксплуатации состоянии:
- МР-700 (РЛС «Фрегат») – радиолокационная станция воздушной, надводной обстановки, обнаружения целей (совершенно секретно);
- МР-105 РЛС – станция управления стрельбой корабельной зенитной установки (секретно);
- «Аллея-2» – автоматизированная система сбора и обработки информации целеуказания и выработки рекомендаций для использования средств ПЛО и ПВО (совершенно секретно);
- МНРА, привод СВ – автоматизированная радиотехническая система ближней навигации и посадки самолетов (вертолетов) (секретно);
- «Салгир-1143» - навигационный комплекс (совершенно секретно).
Кроме того, на кораблях в целости и сохранности были обнаружены:
- ракетный противолодочный комплекс «Вихрь» (секретно);
- корабельный зенитно-ракетный комплекс «Оса-М» (секретно).
Ко всему оборудованию имелись ЗИПы и документация, также секретная. Но торговцев секретами Родины никто даже не пытался наказать. Демонтировать суперсекретное оборудование и вооружение тоже не спешили. Почти через полгода на ТАКРах побывала новая комиссия в составе инженеров-контролеров Г. Мирзояна и А. Медведева.

Как написали они затем в военную прокуратуру, в военно-морскую контрразведку и в таможенное управление: «…не обнаружено следов работы по организованному демонтажу приборов, аппаратуры, узлов и деталей…».
Напомним, помимо вооружения и спецаппаратуры на ТАКРах имелись сотни километров красномедных трубопроводов, медных кабельных трасс, латунная, бронзовая забортная арматура, титановые обтекатели. Кроме того, много золота, серебра, платины. Специалисты утверждали, что только цветных металлов на обоих кораблях осталось и ушло бесплатно за рубеж на 12-14 миллионов долларов.
23 октября 1995 года бухту Южную на буксире покинул корпус тяжелого авианесущего крейсера «Минск», проданный на металл южнокорейской компании «Янг дистрибьюшн корпорейшн». Корпус ТАКРа «Новороссийск», проданный той же конторе, ушел в Южную Корею в начале 1996 года. Нетрудно предположить, что все описанное выше секретное оборудование и вооружение, а также секретная документация к ним так и остались на борту. По данному факту под давлением контрразведки ТОФ военная прокуратура возбудила уголовное дело, которое вел полковник юстиции Разумовский. Но, поскольку фигурантами проходили весьма влиятельные люди, не говоря уж о тех, кто за ними стоял, дело быстро спустили на тормозах, а Разумовский ушел на повышение в Москву.
А военной контрразведке ТОФ из столицы «дали по зубам» – чтобы не лезли не в свое дело… Точно таким же манером, вспоминает учредитель нашей газеты Николай Марковцев, примерно в то же время были проданы за рубеж новехонькие большие десантные корабли, уходившие даже с законсервированными, в смазке, пушками в трюмах…
Дальнейшая судьба «Новороссийска» неизвестна. По некоторым данным, он находится где-то в Южной Корее и на металл его до сих пор не разобрали. Точно так же неизвестно, что сталось с головным кораблём «стаи «Кречетов» ТАКР «Киев», который, по некоторым данным, также в 90-х был продан в Китай на металл.
Что сталось с «Минском», нам удалось выяснить – пройдя через несколько рук, «Минск» оказался в собственности китайской компании с некитайским названием «Minsk Aircraft Carrier Industry Company». После проведения комплекса реставрационных работ, с 27 сентября 2000 года корабль используется в качестве музея и развлекательного центра в порту Шэньчжэнь (район Гонконга).
На фотоснимках, сделанных нашим корреспондентом при посещении корабля, хорошо видно, что он находится в великолепном техническом состоянии. Даже вооружение, установленное на палубе – тот же бомбомет РБУ-6000, – можно хоть сейчас зарядить и стрелять.
По оценкам специалистов, превосходный боевой корабль, доставшийся Китаю за сумму, составляющую примерно половину процента (!!!) от его реальной стоимости, можно привести в боеготовное состояние за 3-4 месяца. Благо соответствующие судоремонтные мощности у современного КНР присутствуют в избытке, и дооснащение отличного «железа» качественной советской постройки современным оборудованием и вооружением – дело хотя и дорогое, но гораздо более дешевое, чем строительство такого же суперкорабля «с нуля».

А вот нынешней России, в свое время поспешно избавившейся от гордости отечественного ВМФ, похоже, куда проще строить все заново или покупать за рубежом. Речь идет о нашумевшем контракте на французские корабли-вертолетоносцы класса «Мистраль», коих для отечественных ВМФ предполагается поставить аж 4 штуки. Два из них предназначены для ТОФ.
Конечно, простое сравнение «Мистралей» с «Кречетами» проекта 1143 не вполне корректно. «Французы» и размерами уступают нашим ТАКРам, и водоизмещением, и бортовое вооружение у них послабее будет, не говоря уже о численности экипажа. Да и задачи у них несколько различаются: «Мистраль» способен десантировать на сушу воинские части, принимать вертолеты, быть центром командования и плавучим госпиталем. В России «Мистрали» собираются использовать прежде всего как корабли управления, а также для обеспечения поиска подводных лодок и борьбы с ними. Десантная составляющая «Мистралей» для российских ВМФ особого значения не имеет.
Важно другое: некогда продав за бесценок уникальные многоцелевые океанские корабли, способные составить ударное ядро любого иностранного флота, сегодня Россия готова тратить огромные средства (контракт на «Мистрали» оценивается примерно в миллиард евро) для приобретения несравненно более слабых боевых единиц. По целому ряду ключевых параметров ТТХ значительно уступающих «Минску» и «Новороссийску». Не говоря уже о том, что французские корабли будут поставляться в «гражданском» варианте – без вооружения и электроники, только «коробка» и ходовая часть. Тогда уж проще построить новые корабли для флота самим, в России. И не по французской лицензии (именно такой вариант сегодня рассматривается Минобороны), а на основе собственных разработок.
Правда, ничто не гарантирует, что лет этак через несколько и эти суда не будут сбагрены за рубеж по цене лома очередными любителями поживиться на государственный счет. Конечно, всю правду о том, как и кто продавал за рубеж дорогостоящее военное имущество государства и кто из властной верхушки (а не пешки вроде Махонина и Чернавина) погрел на этом руки, мы узнаем не скоро. Тем не менее, вся информация по данному государственному преступлению имеется в распоряжении чекистов и, видимо, ждет своего часа.

Воспоминания летчика-штурмовика

Начало ...http://e-matveev.livejournal.com/12523.html
Эпизод 7. Сентябрь  1944г.   Аэродром  Брашов( Румыния).

5-го сентября 1944г., атакуя колонну танков артиллерии и машин в районе Одорхой, сгорел мой друг Яша Кремлев. На всю жизнь осталась сердечная травма от этой утраты.

Во 2-й аэ совершил пять БВ, которые не были записаны в мою  летную книжку (справка Центрального архива МО РФ от 23.09. 2002г.)

У моего самолета сломались шасси. Вместе с шасси меняют деревянные крылья на  дюралевые. Во 2-й аэ  я оказался безработным.

3-я  авиаэскадрилья перед боевым вылетом на КП 190 гв.ШАП. Боевое задание получено.  Стоят слева направо:      1.Стрелок-радист(с-р) Колобанов А. 2.с-р.Краюхин М. 3.Летчик(л) Матвеев В.4.с-р Щербаков А.5.с-р Мальцев С. 6.с-рГрафов Г. 7.л.Щербак В.8.л.Лысенко С. 9.с-р.Квасов С. 10.л.Попов М. 11.л.Кадыров Ш. 12.л.Коцюба С. 13с-р.Уханов Ж. Сидят: 14.л.ВоронковВ.(Впоследствии Герой Советского Союза.) 15.л.Балюк Г. февраль45г.)                                                                                                          

[Читать дальше]

Эпизод 8. Октябрь 1944г. Аэродром  Надлак.

По моей просьбе меня переводят в 3-ю аэ, вместо сгоревшего Кремлева.  Состав экипажа тот же, который был на Западном фронте. Новым стал только стрелок-радист Николай Каменев - весьма спокойный и смышленый человек. Не пил даже свои боевые сто граммов. Летая со мною 97 раз, он лично сбил два самолета. Сколько им сбито в групповом бою, не помню.  Награжден  двумя орденами. Наши стрелки-радисты отличались мужеством. На их счету много сбитых самолетов. За каждый сбитый самолет им давали тысячу рублей. Да, надо было иметь большую силу воли и выдержку, чтобы сбить самолет врага из пулемета, когда  его самого, расстреливают из пушки.

Мой самолет оборудован  двумя аэрофотоаппаратами в фюзеляже и двумя киноаппаратами в гондолах шасси. На последнем заходе в атаку я обязан был  сфотографировать результаты штурмового удара.

6 и 7 октября уничтожение скопившихся железнодорожных эшелонов с техникой и живой силой противника на станции Мезе- Берень.

Наш  полк стал 190-м  гвардейским  шап..!

Эпизод 9. Октябрь 1944г. Аэродром Лугож. (Румыния)

20 октября наша восьмерка штурмует вражеский передний край. А рядом 10 самолетов  «Фокке- Вульф» бомбят позиции наших войск. Сейчас они, как всегда, отбомбятся и набросятся на нас, используя свое превосходство. «Боже, спаси и сохрани!». Но молитва не услышана, и начинается схватка с немцами. Вот и сейчас один из них, возомнив себя асом, выскочил прямо перед носом моего самолета, атакуя ведущего,  и мне ничего не остается, как нажать на все гашетки и сбить врага. В этом бою в нашей аэ потерь не было, и мы,  Николай Каменев и я, возвращаясь на свой аэродром, поем в воздухе.

27 октября  уничтожение жел.дор. эшелонов на ст. Терек-Сент-Миклош. На нашу 8-ку напало 10 самолетов ФВ-190. Командир эскадрильи Стробыкин снижает скорость и приказывает сжаться в плотный строй. Стрелки-радисты, молодцы, отбиваются. Потерь нет.

Живем в роскошном особняке. Комната наша с люком в подвал, в котором хранятся прекрасные вина. Каждый вечер по приезде  с аэродрома и после  столовой, где выдаются боевые сто грамм, командир 3-й  аэ В.Ф. Герб ставит на люк стул и сидит на нем, пока мы не уснем. Утром, ради интереса, захожу в соседний особняк. Там наш солдат крушит все подряд. Пытаюсь его     остановить.  Он звереет еще больше, заявляя, что ничего не оставит в целости, т.к. «враги сожгли его родную хату». Кстати, у меня тоже…

Эпизод10. Ноябрь.1944г.Аэродром Тимишоара (Румыния).

16 ноября совершаем два боевых вылета. Во втором вылете нас охраняют только 4 истребителя Ла-5. Истребителей не хватает. Опять схватка в воздухе, но уже с настоящими асами на Ме-109. Это видно по разрисованным  фюзеляжам самолетов с тузами и звериными мордами. Обычно такой ас заходит снизу под ведущего и сбивает его. В этом воздушном бою они сбивают три Ла-5 из нашей охраны. Наш командир Николай Стробыкин приказывает последнему истребителю встать в строй штурмовиков  под прикрытие стрелков-радистов.

В такой ситуации один истребитель вести воздушный бой  уже не может.

Эпизод  11. Декабрь 1944 г. Аэродром  Кечкемет ( Венгрия)

В туманном рассвете командир полка выстраивает полк и с глубокой горечью сообщает, что гитлеровцы убили наших парламентеров, направленных в Будапешт с мирным предложением о сохранении памятников культуры и искусства города.

«Кто сможет, не смотря на туман, сейчас же вылететь на боевое задание? Шаг вперед!» Шагнул весь полк.

Можно понять, с каким ожесточением мы бьем по верхним этажам и крышам зданий, где засели вражеские снайперы. Жители во время боя в городе укрываются в подвалах.

В левое крыло моего самолета попадает крупнокалиберный  зенитный снаряд. В метре от моей кабины. От осколков снаряда защищает бортовая броня. Меня оглушило. Дыра в крыле  больше квадратного метра. Из левого уха течет кровь. Самолет опрокидывается в "штопор". Силы рук не хватает, чтобы вывести его из штопора. Снимаю левую ногу с педали, разворачиваюсь  влево и упираюсь ногой в борт. Двумя руками и буквально всем телом  вытягиваю самолет из штопора.

Боже! Откуда берутся сверхчеловеческие силы при смертельных ситуациях?  Держу курс на свой аэродром. Удивляюсь сам себе: еще нашлись  силы  долететь до дома в таком неудобном положении. Встав в круг над аэродромом, жду, когда  все самолеты  сядут. Просто стараюсь не занимать посадочную полосу разрушенным самолетом. Сказал стрелку-радисту, чтобы прижал голову к броне, иначе при ударе о землю, расколется череп. Обе руки заняты, поэтому не могу положить руку на передний край борта. При приземлении стукаюсь о борт так, что снова из уха течет  кровь. Но это, казалось тогда, не страшно. Главное, что живы оба.  Обломки самолета были разбросаны по посадочной полосе. После этого вылета я стал глохнуть. Впоследствии на медкомиссии врачи обнаружили, что была разорвана барабанная перепонка.

Эпизод 12.Декабрь 1944г.Здесь в Кечкемете чуть не потерял своего лучшего друга из первой аэ Николая Соколова (Другой Николай Соколов

из 2-й аэ погиб в сентябре). Выруливаю в составе восьмерки на взлетную полосу для выполнения очередного боевого задания. Впереди взлетает первая аэ. Последним в ней Коля Соколов. Самолет Коли взрывается. Объят пламенем. Стрелка-радиста отбрасывает на 50 метров. Он сбрасывает парашют и бежит к горящему самолету, вытаскивает Колю из кабины и тащит его от самолета. У Коли сильно обгорели лицо и руки. После госпиталя он был отправлен домой в Москву. Работал директором Тишинского рынка. Лицо его было, мало сказать страшное, хуже. Если видите человека с обгоревшим лицом, то это или бывший летчик, или танкист.


(Продолжение следует...)